История

Вторая победа маршала Победы

Легендарный полководец, вписавший своими победами собственное имя во все мировые военные скрижали маршал Георгий Жуков проигрывать не умел. Но одно дело – на поле боя, где враг перед тобой, совсем другое – в тиши кремлевских кабинетов, где невидимый неприятель может прятаться за любым углом, сидеть с тобой за одним столом, жать руку при встречах в коридоре, улыбаться и желать всего хорошего на прощание.

Кабинетную войну со своими недоброжелателями именно в Кремле Жуков уже в 1946 году проиграл. И это неудивительно: ведь за тем противостоянием стоял не кто иной, как сам Сталин.

 От любви до ненависти…

Вождь народов, страдавший не только манией преследования, и патологическим недоверием даже к собственному ближайшему окружению, был ко всему подвержен ещё одному неизлечимому человеческому недугу: банальной зависти.

Именно эта сомнительная заноза в сознании вождя мешала ему полностью признать Георгия Жукова именно тем полководцем, без которого Советский Союз вряд ли смог за четыре года выиграть тяжелейшую Отечественную войну. Сам Георгий Константинович, зная об этом, тему войны лишний раз не педалировал, избегал каких-либо интервью и занимался тем, что ему поручил тов. Сталин: руководил Сухопутными войсками Советского Союза.

Но четыре Золотых Звезды Героя, Орден Победы, россыпь иностранных и советских орденов и медалей на своей груди маршал никогда не прятал, чем тоже вызывал завистливый шепот кремлёвской околотронной челяди, который умело доносили и до вождя…

В 1946 году всего через год после салюта Победы Сталин внезапно снимает Жукова с должности главкома Сухопутных войск и назначает на второстепенную по масштабам его таланта должность командующего Одесским военным округом. Сегодня известно и о том, что Сталин вообще хотел арестовать маршала Победы, но испугался вполне возможного объединенного возмущения прошедших чудовищную войну остальных советских генералов и адмиралов.

Новое назначение вождь самому Жукову коротко и сухо объяснил тем, что Одесса и вообще Юг СССР сильно пострадали во время боёв, там для восстановления порядка нужна железная воля и крепкая рука, чем тов. Жуков обладает в полном объеме. Маршал ответил: «Есть!» и убыл на новое место службы, а, по сути – в обидную и несправедливую ссылку. Георгий Константинович не успел даже полностью ознакомиться с оперативной обстановкой в регионе, а потому даже не догадывался – с каким неприятелем ему придётся уже в мирное время снова вступить в схватку.

 Одесса не для всех была … «мамой»

Материнскую заботу легендарного портового города в те годы чувствовали лишь расплодившиеся в городских трущобах как крысы на зерновозе бандиты. Сбившиеся во время войны в шайки и криминальные ватаги, урки и жиганы еще с дореволюционным стажем имели в знаменитых катакомбах огромные схроны с оружием, склады с продовольствием и широкую сеть осведомителей и наводчиков на местных «малинах». Многочисленные дезертиры, пересидевшие там же тяжелые бои за город, после его освобождения тоже активно влились в ряды местного криминала, что паханов вполне устраивало: люди с военным опытом, уже за предательство подписавшие себе от властей смертные приговоры, были в их руках управляемы и безропотны. Почти полностью обескровленная войной местная милиция, уничтоженные в пожарах архивы, погибшие свидетели ставили бандитов на самую вершину одесской послевоенной жизни.

Прибывшего в Одессу маршала и городские власти, и военные встретили как спасителя в прямом смысле. Ознакомившись с делами на месте, выслушав доклады военных и чекистов, Жуков сразу заявил, что «…намерен остаться самим собой». На деле это означало, что маршал будет верен своим жёстким принципам и в мирное время (хотя именно в бандитской Одессе оно таковым могло считаться лишь условно – авт.). По сути, Георгий Константинович провозгласил себя генерал-губернатором Одессы и решил дать очередной бой уже практически правившей регионом организованной преступности.

 Гоп-стоп! Мы подошли из-за угла

В послевоенное лихолетье Одесса была поделена на криминальные сектора, в каждом из которых «блаженствовала» определенная банда. Особо дерзкой и опасной была группировка некоего авторитета по фамилии Марущак. Уголовник, ещё до войны имевший солидный тюремный стаж, авторитетов не признавал и сразу решил показать прибывшему маршалу – кто в городе «хозяин». Буквально на следующий день от резиденции Жукова средь бела дня был дерзко угнан один из его служебных автомобилей. Сделано это было по приказу Марущака.

Сам главарь в транспорте не нуждался: любое автохозяйство города по его желанию было готово немедленно предоставить пахану любой автомобиль. Сигнал был послан лично Жукову: хоть ты и маршал Победы, придется подчиняться! Впрочем, уже на следующий день машину вернули на место: дескать, мы своё слово сказали, ждём ответа… И он последовал очень скоро.

Помимо обычных краж, грабежей магазинов и продовольственных баз, бандиты регулярно нападали и на офицеров гарнизона и даже на сотрудников госбезопасности! Целью такового даже по уголовным меркам беспредела были табельное оружие, документы и форма действующих сотрудников. Несколько офицеров в этих стычках лишились жизни, что особенно оскорбило Жукова: пройти такую войну и погибнуть уже в мирное время от рук каких-то подонков?

Он экстренно собрал местный партийный актив, на который вызвал милицейское руководство и сотрудников МГБ, объявив по сути отныне в Одессе военное положение. На чей-то робкий вопрос: «До каких пор?» Жуков жестко отрезал: «До полной победы!» Поникшие было руководители города, понимавшие смысл слова «победа», озвученное самим маршалом, приободрились. Особенно радовались миллиционеры, услышавшие в словах нового командующего приказ к немедленным действиям, чего Жуков и не скрывал, потребовав от всех присутствующих решить проблему с бандитизмом «в кратчайшие сроки!» Уже в кулуарах маршал расшифровал, что значит эти «кратчайшие сроки»: — «Церемониться с уголовниками запрещаю! Всю эту сволочь расстреливать на месте!»

Вскоре на вечерних улицах и в парках Одессы стали появляться богато одетые праздные парочки. На деле это были подготовленные и переодетые сотрудники милиции, исполнявшие для грабителей роль обычной приманки. Лихие урки, не понявшие такой мизансцены, на лёгкую добычу повелись и… В первые же три ночи операции «Маскарад» с жизнью распрощалось более сотни грабителей. «Парочки» без церемоний расстреливали на месте тех, кто пытался отнять у них пухлые «лопатники» или наручные тикающие «бочата»: приказ Жукова есть приказ! Ко всему было велено тела убитых налётчиков сразу с места преступления не убирать: агитпром «по-Жуковски» был страшен, но убедителен своей наглядностью! Бандиты, некогда бросившие вызов самому Жукову, быстро поняли, как они ошиблись, но было поздно…

 Наше дело право, победа будет за нами!

Обстановка в городе быстро стала меняться в лучшую сторону. Второе дыхание получили одесские милиционеры, понявшие, что в лице Жукова нашли и верного стороннего и бескомпромиссного начальника. О тех временах очень убедительно рассказывает блестящий сериал «Ликвидация», где роль главного одесского борца с бандитами Давида Гоцмана сыграл Владимир Машков. Мало кто знает, что  у его кинообраза был реальный прототип из Одесского уголовного розыска: бывший фронтовик, офицер Давид Курлянд.

Именно этот человек впоследствии стал и начальником всего одесского УГРо, а до того лично руководил ликвидацией банды уголовного авторитета Марущака, прятавшейся после налётов в одесских катакомбах. После яростной перестрелки все бандиты были уничтожены. Сам главарь, понимая, что его ждет после ареста, малодушно … разгрыз ампулу с ядом. Не надо, ох, не надо было когда-то угонять машину маршала…

Кстати, о машинах. Одна из одесских группировок называлась «Додж ¾» в честь одноименного американского лендлизовского грузовика – любимой машины главаря Павла Петрова по кличке «Батя». На этой «фартовой» машине бандиты развозили по барыгам награбленное на одесских ярмарках добро: одежду, обувь и продукты. На этом же грузовике вывозили за город и тела убитых жертв.

Охоту на «доджевцев» тоже разрабатывал Давид Курлянд. Для начала он задержал любовницу Бати, которая, как выяснилось, ничего не знала о его истинной сущности, считала его агрономом одного из пригородных одесских колхозов. Тот о девушке по-своему заботился и строго запрещал ей выходить без него вечером на улицу: дескать, в городе много бандитов развелось. То, что развешанные на городских площадях циничные бандитские плакаты «Граждане! Ваше хождение по городу – с 8:00 утра до 20:00 вечера. Остальное время – наше!» – дело рук именно ее возлюбленного, девица не знала. Услышав от Курлянда подробности биографии своего возлюбленного, девушка тут же «сдала» все его связи и «малины». На одной из них, произносившего тост «за удачу и фарт» Батю и его шайку повязали. Уже через несколько лет некогда столица криминального мира «Одесса-мама» потеряла всю свою «детвору»: кого перебили, кого осудили, а кто-то от греха и сами убрались из города подальше.

Маршал Жуков одержал в своей жизни еще одну важную победу – уже в борьбе с криминалом! Осенью 1947 года одесские власти торопливо рапортовали в Москву о том, что их «любимый город может спать спокойно». Сообщили ли они при этом, что основная заслуга в том противостоянии принадлежала исключительно таланту и железной воле маршала Победы, архивы умалчивают.

P.S.

 О боях — пожарищах, о друзьях – товарищах…

Знавшие Жукова люди рассказывали, что сам маршал частенько в приватных беседах вспоминал свою одесскую ссылку с улыбкой. Особо его забавляло то, что уже при Брежневе Георгия Константиновича внезапно наградили почётным ведомственным знаком «Заслуженный работник МВД». Привыкший уважительно относится к наградам, Жуков и этому знаку воздал должное: «А я и не знал, что в своей жизни был ещё и милиционером. Спасибо, что напомнили…»

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»