История

Василий Блюхер: советский маршал или австрийский фельдмаршал?

1 июня 1937 года в Москве, в Верховном Суде начался процесс по делу «военно-фашистского заговора», главными участниками которого стали знаковые военачальники Красной армии того времени: М.Н. Тухачевский, И.П. Уборевич, А.И. Корк, И.Э. Якир, Р.П. Эйдельман, В.М. Примаков, В.К. Путна, Б.М. Фельдман.

Люди, чьи портреты ещё вчера висели во всех школах, воинских частях, не сходили со страниц газет и журналов, сегодня монотонно и покорно как под копирку признавались во всех смертных грехах, которые предъявляли им члены Специального судебного присутствия. Одним из тех, кто яростно требовал от подсудимых «разоблачиться перед партией» был и командующий Особой Дальневосточной армией маршал В.К. Блюхер.

Впрочем, смертельный судебный вердикт Василий Блюхер подписать отказался. Как и не стал голосовать за расстрельный приговор вчерашним боевым соратникам.

Подобный демарш сам по себе в сталинские времена приравнивался почти к госизмене со всеми вытекающими последствиями. Не избежал таковых и маршал Блюхер: его арестовали уже в 1938 году на даче у наркома обороны Ворошилова, где он вместе с семьей отдыхал. В том же году его насмерть забили на допросах в камере Лубянки. Вот такая страшная социалистическая преамбула…

 Кто вы, маршал Блюхер?

Биография Василия Блюхера, блестящего красного полководца, орденоносца, странное дело, для следователей НКВД во многом осталась историей со многими неизвестными. Чекистам хватило того, что на зверских допросах вчерашний маршал согласился с тем, что является «японским агентом», чего, собственно от него следователи и добивались.

В эмигрантских же кругах в те годы активно обсуждалась версия о том, что под личиной  красного маршала скрывается не кто иной, как …австрийский военный аристократ Фердинанд фон Гален, который еще в 1915 году якобы пропал без вести на Восточном фронте Первой мировой войны.

Дескать, австрийский дворянин никуда не пропадал, а добровольно сдался русским в плен, где впоследствии проникся идеями большевизма, сам стал таковым и т.д. Эмигрантская пресса упирала на то, что Василий Блюхер во время службы на Дальнем Востоке зачем-то взял странный псевдоним «Галин», Зачем?

В 1979 году мне во время службы на Северном флоте довелось сдружиться с Михаилом Блюхером — родным внуком маршала, который проходил службу в одной со мной части. Он был в звании старшего лейтенанта, служить отчаянно не хотел, о чём не раз рапортовал командованию. Там разводили руками: с такой фамилией мы тебя, дорогой, уволить не можем, самим дороже выйдет. Это было правдой: бабка Михаила – Глафира Безверховая, последняя жена репрессированного маршала, регулярно обращалась к Министру обороны СССР с просьбой не оставить внука и наследника знаменитой фамилии без внимания, после чего в штаб Северного флота шли грозные предписания: «Внука Блюхера не трогать, чего бы он на службе не вытворял!» Срабатывало то, что сама Глафира, пройдя все круги сталинского ада, чудом осталась жива. Предыдущих двух жён маршала Сталин приказал расстрелять. Заложник своей фамилии Михаил Блюхер сделал такими же заложниками и своих командиров: чтобы он не вытворял на службе, все шишки валились конечно на них, дескать, плохо воспитываете подчинённого.

Историю своего деда внук, впрочем, знал неплохо, во всяком случае, в тех параметрах, в которых ему о том рассказывали в семье. По уверениям близких, такую фамилию Василий Константинович унаследовал от прапрадеда Феклиста, который простым солдатом отличился в войне 1812 года. Вернувшись после службы в деревню, русский солдат Феклист был обласкан своим помещиком Кожиным, который дал ему «вольную» и тут же окрестил экс-крепостного «фельдмаршалом Блюхером», который действительно командовал прусской армией и сыграл основную роль в битве при Ватерлоо.

В деревне охотно приняли шутку помещика и отныне самого Феклиста и его наследников стали величать не иначе, как Блюхерами. Так и пошло, а с 1861 года во всех метриках семьи это уже значилось их официальной фамилией.

Что же касается советского дальневосточного периода маршала, когда он официально в документах значился под псевдонимом «Галин», то его Василий Константинович якобы взял по имени второй своей супруги Галины. Судьба её тоже оказалась трагичной: арестовали вместе с мужем в октябре 1938 года на даче Ворошилова. Вскоре расстреляли. Впрочем, эта часть биографии Василия Блюхера до сих пор не даёт покоя многим историкам, постоянно являя на свет сомнительные «подробности» жизни маршала. Во всяком случае, как говорят другие историки, в архивах до сих пор не найдено никаких доказательств какого-либо родства маршала и австрийского аристократа Галена. Впрочем, сталинские архивы умели прятать и не такие тайны…

 «Командиру Блюхеру бить их не впервой!»

Песня с таким куплетом активно гремела в 30-х годах на многих военных парадах и партийных посиделках. К тому были реальные основания.

После бурной рабочей молодости, во время которой молодой Василий Блюхер за организацию стачки на Мытищинском заводе даже два года отсидел в тюрьме, будущий маршал после начала Первой мировой был призван в русскую армию. Служил честно, от пуль не прятался, дослужился до звания унтер-офицера, получил серьезное ранение. После госпиталя был списан по ранению. А тут подоспел и переворот Ильича 1917 года.

Революцию Блюхер встретил в Самаре, где быстро стал членом Самарского реввоенсовета, а затем и начальником охраны «революционного порядка» во всей губернии. Очевидно, положительную роль при назначении сыграла царская тюрьма за участие в стачке Мытищинского завода. Должность  по тем временам огромная, в том числе, — и по побочным лукавым возможностям для её обладателя. Однако Блюхер «оборотнем в погонах» не стал, буржуев не грабил, а старательно  познавал военное дело и учил иностранные языки (что ему потом на Лубянке конечно припомнили как «японскому шпиону». Хотя японского языка Блюхер как раз и не знал).

Затем в 1918 году Блюхер полностью ушёл в Гражданскую войну: рейды, походы по тылам белых частей, разгром более семи полков Сибирской армии врага, прорыв вражеского фронта и т.д. Новые награды и новые ранения. После очередного излечения в госпитале Василия Блюхера назначают уже главнокомандующим Дальневосточной Народно-революционной армии. Под его командованием армия в 1922 году наголову разбила силы белых во время Волочаевской спецоперации. В 1929 году – убедительная победа Блюхера уже во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге. За это Василий Константинович получил орден Красной Звезды за №1. В 1935 году он становится Маршалом Советского Союза. Конечно, обласкан и приближен лично Сталиным. Тогда многие из обласканных вождем ещё не понимали, что это и есть их первый шаг в сторону неминуемого эшафота. Не понял этого и Блюхер.

 Вверх по лестнице, ведущей вниз…

В июне 1937 года Сталин прилюдно назвал маршала «отличным командующим». А затем наступил 1938 год, ставший для «отличного командующего» во всех смыслах роковым.

На озере Хасан наши части вступили в бой с японскими войсками за спорные, якобы японские территории (это «дежавю» мучает Японию до сих пор – авт.). Бои оказались тяжелыми, с большими для Советского Союза потерями. И хотя японцы в том противостоянии понесли поражение, отношение Сталина к Блюхеру изменилось.

Как позднее писал в воспоминаниях маршал Конев: «…Василий Константинович действовал на Хасане неудачно… К 1937 году маршал Блюхер был человеком, который по уровню своих знаний, представлений недалеко ушел от времен Гражданской войны. Во всяком случае, такую небольшую операцию, как Хасанская, Блюхер провалил…»

Впрочем, у той операции была еще одна подоплека, замеченная теми, кому ее «надлежало заметить»: ещё до начала боёв маршал самостоятельно, без какого-либо указания Кремля, решил вступить …в переговоры с японской стороной. Конечно, как любой военный, Блюхер понимал, что силовое противостояние на поле боя неизбежно повлечет массовую гибель личного состава. И хоть маршал был абсолютным «слугой царю», но и обязанности «отца солдат» с себя никогда не снимал, попытавшись таким непродуманным способом защитить своих бойцов от смерти. В Кремле, где у Блюхера за его близость к вождю и без того было много врагов, такой политической недальновидностью маршала конечно воспользовались. Сталину попытку миротворчество Блюхера преподнесли как вольнодумство и претензию на сепаратизм. В дальнейшем следователи ему попытались вменить и попытку чуть ли не отторжения всего Дальнего Востока и присоединения его к Японии! Вождь, наблюдавший за ситуацией, конечно, понимал бредовость подобных предположений, но как патологический интриган и садист, в ситуацию до поры не вмешивался.

После боёв на озере Блюхера отозвали в Москву «на отдых». Его пригласил на свою дачу в Сочи лично нарком обороны Ворошилов, куда Блюхер с женой Галиной и братом Павлом приехали в октябре 1938 года. «Отдых» оказался коротким: уже 22 октября их всех арестовали. Нарком Ворошилов, в доме которого это происходило, стоял рядом, улыбался и в процесс конечно не вмешивался. О, времена! О, нравы.

P.S.

 Встать! Суд идёт…

Именно этой необходимой в подобных ситуациях фразы ни сам Блюхер, ни его жена и брат не услышали: маршала до смерти забили на допросах во внутренней тюрьме НКВД. В скупой справке о его смерти традиционно указали на «оторвавшийся тромб». Брата и жену расстреляли. Что указали в справке об их смерти, неизвестно. Скорее всего, никакой справки об их кончине вообще не существовало.

«Повезло» лишь его последней супруге – Глафире Безверховой, которой дали «всего-то» восемь лет лагерей. Дочь от второго брака Зоя тоже прошла лагерь как дочь «врага народа». После смерти Сталина была реабилитирована, вышла замуж, родила сына Мишу. Того самого, с которым мне и довелось служить на Севере.

Сегодня, когда уже давно нет ни Сталина, ни Советского Союза, возможно, свое слово скажет суд другой – Небесный. Хотя, скорее всего, это слово уже давно сказано. Просто мы об этом не знаем.

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»