История

Роковой аппликатор

Николай Чернышевский, автор романа «Что делать?», которым нас мучали в школе, был не только писателем, но и революционерам. Его герой – бунтарь Рахметов по замыслу автора тоже воспитывал в себе революционную силу воли, но тем, что с задором садомазохиста спал …на острых гвоздях. Видимо от ужаса прочитанного, мы, школьники, никогда в детстве не играли в революционеров.

 Ну, подумаешь, укол. Укололся – и пошел….

Однако во взрослой жизни страны нашелся таки реальный человек, которому забавы Рахметова запали глубоко в душу. Причём, в самое «подходящее» для России время: конец 70-х, аморфные 80-е, лихие 90-е – лакействующий Горбачев, спившийся Ельцин, «Аум Синрикё», бандиты, псевдо-целители, Джуна, Ванга…

Именно в гущу этого эпохального винегрета в Москву из Челябинска приехал некто Иван Кузнецов – учитель музыки с неполным средним образованием и убеждением, что уж он-то сможет продлить среднюю жизнь человека аж до 100 лет!

В столицу забывший про гаммы и сольфеджио экс-учитель Кузнецов привез не только убеждения в собственной исключительности, но и …обычную пенопластовую доску, пронизанную острыми гвоздями. В институте нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко, пришельца встретили с любопытством: «Капкан изобрели? Не иначе, как на снежного человека идти собрались?» Вопросы медиков оказались вовсе не праздными: вид Кузнецова располагал именно к такой форме беседы… Всклокоченная, не видавшая расчески голова, заношенный до паркетного глянца костюм, в котором, как выяснилось, визитер и спать ложился, нелепый галстук со следами давно съеденного борща, блуждающий взгляд, по логике должны были подсказать нейрохирургам мысль о том, что перед ними скорее пациент, нежели прогрессивный реформатор, но… В то время пьянящей вседозволенности и вольнодумия очень часто эти два понятия становились взаимозаменяемыми.

Кузнецов каким-то образом смог убедить маститых профессоров, что доска с гвоздями – уникальный прибор – аппликатор, который спасёт человечество от всевозможных недугов, включая онкологию и коварный СПИД, зародившийся в чьей-то западной заднице и уже пробравшийся и в нашу пуританскую державу.

Всего-то для этого надо было к больному органу поплотнее прижать доску с гвоздями и …ждать чуда! И чудо случилось: то ли желая избавиться от новатора в спальном засаленном костюме, либо по принципу «чем черт не шутит», доску взяли на практическое использование (такому же новаторскому напору Кузнецов подверг и врачей института им. А.В. Вишневского, и института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова). Вердикт был ожидаемо-лоялен: медицинской пользы доска с гвоздями не приносит, но и пагубных последствий тоже не вызывает.

Получив такой уклончивый отзыв, Кузнецов довольно прижав «аппликатор», двинулся в институт физкультуры на Сиреневом бульваре. Выбор был не случаен: там учились спортсмены, значит, были и травмы, и переломы, которые он тут же пообещал излечивать с помощью той же доски с гвоздями. И снова ему повезло: Кузнецову сразу выделили комнату в общаге, в которой уже проживал спортивный массажист Роман Кашигин. Из его воспоминаний:

« — Мылся он один раз в 6 месяцев, чтобы не смывать с кожи какие-то ценные микроэлементы… Так как питался И. Кузнецов исключительно молочными продуктами, причем в прокисшем виде, то на батареях в нашей комнате постоянно грелись его пакеты с кефиром и молоком…»

Тот, кто хоть раз слышал запах перекисшего до уровня абхазской аджики кефира или простокваши, легко представит себе, что творилось в той комнате. Сам Кузнецов, презиравший душ, спавший в костюме и единственных, ставших прочными как солдатская кирза, носках, уюта в быт массажиста Кашигина тоже явно не привносил, но…

 Вертелся, как на иголках

При всей сомнительности внешнего вида, манеры разговаривать, Кузнецову даже опытные собеседники верили! Несмотря на то, что рецепты изобретателя порой превосходили своими странностями даже заклинания африканских шаманов. В своей брошюре о борьбе со СПИДом Кузнецов написал: «СПИД я не лечил, но вылечить могу!» Способ излечения был стандартен: ложиться на его аппликатор со страстью итальянских любовников и вжиматься спиной в иголки как можно сильнее! На стенания пациентов, что, дескать, уж очень больно терпеть, целитель по словам участников процесса, начинал в прямом смысле на них орать: «Снимайте штаны!» Испытуемые безропотно обнажались. Кузнецов бесцеремонно хватал их за причинное место и тут же торжествующе каркал: «Так я и знал! Ж…па холодная! Отсюда и все беды!» После короткого победоносного диагноза целитель переносил свое колючее изобретение на задницу ошалевшего пациента и командовал ему: «А теперь изображай бег на месте»… Обесштаненный испытуемый, прижатый к полу злобным аппликатором и волей его изобретателя, начинал сучить в воздухе босыми пятками. Та еще картинка…

Сегодня, в ХХI веке всё это видится чудовищным шаржем на здравый смысл, но в те лихие годы простые люди, изнасилованные беспомощной властью, верили в любые бредни. Некто Грабовой стал миллионером, обещая …воскрешать умерших! Ему верили даже закоренелые материалисты, несли немалые деньги, прекрасно понимая, что это обман. Кашпировский заклинал стадионы, делал операции по телевизору, тоже стал очень богатым. Сколько при этом людей остались после его пассов инвалидами, а то и вовсе лишились жизни, никто не считал. Кто-то заговаривал водопроводную воду, кто-то обещал, пропуская через свои «чудесные» фильтры обычную лужу со скотного двора, превращать её в чистейшую минералку… И ведь им верили, устраиваясь с банками и ведрами воды подле экранов телевизоров, повторяя непонятные заклинания и ожидая чуда. Нет, всё-таки Алексей Толстой неспроста написал в свое время сказку про Буратино и Поле чудес: предостерегал потомков, что когда-то и сказки становятся былью… Ему, как видим, не поверили.

 Я прививки не боюсь: если надо, уколюсь

Безвременье и безвластие той эпохи позволили Кузнецову все-таки получить патент на производство ощетинившихся аплекаторов (которые сам изобретатель упорно называл иппликаторами: что делать, всего семь классов образования! – авт.) Документ позволил целителю тут же открыть один из первых кооперативов по массовому изготовлению своего детища. Быстро нашлись помощники – надомники, которые за «долю малую» с утра и до ночи вколачивали иголки в пластмассовую основу, фасовали готовую продукцию, развозили ее по торговым точкам. Дело пошло, появились шальные деньги, о Кузнецове стали писать скороспелые бумажные газеты. Сам изобретатель купался в славе, обзаводился многочисленными связями и обещал вылечить весь мир от всех болезней.

Масштабность и финансовые перспективы затеи конечно не прошли мимо внимания и набиравших силу многочисленных ОПГ. Вскоре в дверь Кузнецова невежливо постучали…

 Это только трус боится на укол идти к врачу.

Братки, не измученные дипломатическим политесом, для приличия предложили Кузнецову продать им патент. Бандиты знали, что официальная бумага с внушительной лиловой печатью добросовестно оправдает любое беззаконие. Особенно после слов Горбачёва о том, что отныне «…разрешено все, что не запрещено законом». Но о том же знал и сам Кузнецов, уже вкусивший и больших денег, и дурманящий аромат славы. Короче, братков он послал туда, откуда они и явились к нему. Это было ошибкой.

Через несколько дней жена изобретателя, выйдя в магазин, обратно уже не вернулась. Вскоре Кузнецову позвонили и сказали, что его жену похитили, но за отказ от патента супругу не вернут мужу. Чем уж руководствовался в той опасной ситуации сам изобретатель, так и осталось тайной, но … менять свое детище на супругу Кузнецов отказался. Больше ни он, ни кто другой несчастной женщины не видели…

  Почему я встал у стенки? У меня дрожат коленки.

После гибели супруги Кузнецов стал затворником. Его редкие собеседники шепотом рассказывали, что он работает над неким вакуумным скафандром, изнутри заполненным обычными швейными иголками. По замыслу автора, именно большое количество иголок, одновременно впившихся в тело несчастного испытуемого, даст самый максимальный эффект исцеления «от всего». Но то ли желающих первыми натянуть на себя мега-скафандр не нашлось, то ли объяснения создателя были не очень убедительны, но первым испытателем новинки стал сам автор.

Четыре сеанса он добросовестно влезал в скафандр и терпел, но пятая попытка в 2005 году оказалась роковой: у целителя отказало сердце. Бригада «Скорой», увидев, что стало причиной смерти, пришли в профессиональный ужас, но, увы, было поздно. Впоследствии специалисты сделали вывод: иголок было слишком много, они вызвали резкий приток крови ко всему телу, тем самым банально обескровив другие органы. Так это или нет, судить профессионалам.

P.S.

 Я вхожу одним из первых в медицинский кабинет.

Аппликаторы Кузнецова, говорят, и сегодня можно найти в продаже. Вполне возможно: русский человек  всегда верил и в Золотую рыбку, и в Скатерть-самобранку. Хотя, очень может быть, они кому-то на первых порах чем-то помогли: ведь само по себе иглоукалывание – один их древнейших методов восточной медицины.

Но, уверен, оно полезно лишь при длительном и доскональном изучении всех особенностей человеческого организма. И доступно лишь образованным медикам, у которых за плечами солидное профессиональное образование, но никак – лишь 7 классов средней школы. Хотя ни СПИД, ни онкологию с помощью иголок еще никому победить не удалось. Удастся ли?

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»