Шпионаж

Разведка может помочь возвращению зарубежной недвижимости России

В последнее время тема российского имущества за рубежом привлекает особое внимание. И это не только пресловутые 300 млрд долларов, замороженные в иностранных банках. В январе этого года Владимир Путин подписал два указа, касающихся поиска, юридической защиты и управления недвижимостью России, СССР и Российской империи, находящейся за рубежом. Прокомментировать эти документы обозреватель «АН» попросил ветерана российской разведки полковника в отставке Николая СМИРНОВА.

Заберём ли Аляску и половину Ниццы?

Николай Васильевич долгие годы работал в ныне недружественных странах Запада под «крышей» коммерсанта, торговца недвижимостью. Поэтому знаком с проблемой не понаслышке.

– Сердце кровью обливалось, когда видел, как уходила ни за понюх табаку наша зарубежная собственность, – с горечью говорит полковник Смирнов. – В горбачёвские и ельцинские времена за границей бросили народного добра на сотни миллиардов долларов. И лишь при Путине начали искать и понемногу возвращать наше имущество.

Согласно постановлению, принятому в 2015 году, заниматься поиском и оформлением, а также защитой заграничной недвижимости России должны были специальная организация в Управлении делами президента и МИД РФ. На эти цели выделялись государственные субсидии. Однако с 2021 года деньги на эти цели давать перестали. Нынешние указы возвращают субсидии, а значит, эта работа возобновляется.

Как пояснил заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов, зарубежные объекты российской недвижимости необходимо сначала найти, для чего и было решено выделить средства из бюджета.

Конечно, даже найдя нашу недвижимость за рубежом, нельзя успокаиваться. Ведь это не означает её быстрого возврата в распоряжение России. Судебные тяжбы могут занять длительное время. Однако нельзя сидеть сложа руки, данную работу необходимо вести до тех пор, пока справедливость не восторжествует.

Понятное дело, что на справедливое разбирательство, особенно со странами Запада, сейчас рассчитывать не стоит. Сегодня в Европе и США конфискуется российское имущество вопреки всем установленным правовым нормам. Но найденные за рубежом объекты российской недвижимости в случае несговорчивости властей западных стран стоит в принудительном порядке обменивать на зарубежные активы, расположенные на территории России. А их у нас тоже немало. Поэтому идея новых указов понятна — это ответный удар по геополитическим противникам России. В этих недавно принятых документах Путин даже не намекает, а открыто говорит США и их европейским партнёрам: тронете наше, попрощаетесь со своим.

– Сейчас на Западе по поводу этих указов разразилась целая истерика, – усмехается старый разведчик. – В прессе говорят, что Россия скоро потребует назад Аляску, которая, как утверждают некоторые эксперты, была не продана США за смехотворно малую сумму, а сдана в аренду на 99 лет. По этому поводу заместитель Госсекретаря США Виктория Нуланд даже разразилась скандальным письмом.

Во Франции президент Макрон якобы опасается за судьбу Ниццы. Ведь Россия уже забрала Свято-Николаевский собор в Ницце, который был построен в честь наследника императора Александра II. Храм вернулся России в 2021 году. Говорят, что более половины недвижимости знаменитого французского курорта – это тоже российская собственность.

Окупят ли себя субсидии?

Впрочем, многие сомневаются: надо ли выделять немалые средства, причём в валюте, на поиск российского имущества за рубежом? Стоит ли овчинка выделки?

В ответ на это полковник Смирнов приводит такие цифры и факты. Только с 2000 года в собственность РФ было переведено около 4 тыс. различных объектов имущества, в том числе в Европе, на Ближнем Востоке, в ЮАР. А реальная же цена всей российской собственности за рубежом, по данным Счётной палаты, превышает 300 млрд долларов. Другие эксперты полагают, что с учётом недвижимости, золота и прочих ценностей бывшего СССР, правопреемником которого выступает Россия, цена может достигать 400 млрд долларов. За такой куш стоит побороться!

Как считает полковник Смирнов, это окупится в любом случае. Если не экономически, то политически. Ведь прецеденты возвращения имущества уже были. Например, Иерусалим вернул в собственность России православный храм и ещё ряд объектов в этом городе. Нам возвратили в собственность ряд зданий в Индии.

«Если мы говорим о советской собственности, то опять-таки это вплоть до каких-то квартир, которые покупали в советское время для командировок какими-нибудь ведомствами, а потом в связи с упразднениями этих ведомств были фактически не переведены в собственность, а фактически уведены. Вот всё это разыскивается», – утверждает историк, научный сотрудник института российской истории РАН, генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков.

Сейчас иностранные газеты пестрят такими заголовками: «Русские скупили половину Майами», «Олигархи из России приобретают самые дорогие дворцы Лондона», «Москва возвращает свою церковную собственность в Палестине», «Кремль владеет недвижимостью в 106 странах мира».

Действительно, России за бугром исторически принадлежит более 1230 особо ценных объектов на сотни миллиардов долларов. Кому достанется это богатство? Неужели откажемся от него, как в горбачёвские и ельцинские времена?!

С особым возмущением Николай Васильевич вспоминает поведение тогдашнего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе в Будапеште. Грузинский барин и не думал отстаивать интересы Советского Союза на переговорах о выводе наших войск из Венгрии. Он сразу согласился на так называемый нулевой вариант, когда никто никому ничего не должен. А от возражений рядовых членов советской делегации, что нельзя бесплатно отдавать такую огромную собственность, лишь отмахивался. Мол, мы страна богатая и щедрая. А для друзей ничего не жалко. Да и кому нужны все эти аэродромы, ракетные базы, военные городки… С собой ведь всё равно не заберёшь.

Специалисты предлагали Шеварднадзе различные варианты использования этой собственности. Но тот лишь презрительно кривился и ссылался на указание Горбачёва «не мелочиться». В результате всё бросили на произвол судьбы.

— Такая же плачевная картина с нашей собственностью и в Германии, — говорит полковник Смирнов. – Даже знаменитый Дом советско-германской дружбы в центре Восточного Берлина перешёл в частные руки. Теперь там модные магазины, ювелирные салоны… И прибыль от всего этого идёт не в бюджет России, а в карман одного ушлого российского «прихватизатора».

К сожалению, чиновники-«демократы» думали прежде всего о собственных карманах, а не об интересах России. Вот и сейчас боятся, что поиск и юридическое закрепление российского имущества за рубежом затронет их шкурные интересы. Поэтому нашёптывают начальству, мол, зачем во время СВО тратить деньги на какие-то субсидии специально созданной организации. Пусть этим занимается разведка. Так сказать, в свободное от основной работы время. Тем более в её рядах такие энтузиасты есть. Об одном из них мы писали в нашей газете.

Невидимое сражение полковника Ларкина

В разведку московского паренька Толика Ларкина позвала романтика. Посмотрел фильм «Кто вы, доктор Зорге?» и захотел быть таким же. Активно занимался спортом, стал чемпионом столицы по гимнастике. Успешно окончил престижный вуз и получил перспективное распределение во Внешторг. Там его заметил тогдашний министр внешней торговли СССР Патоличев и сделал своим помощником. Открывались блестящие перспективы! Но когда Анатолию предложили работу в разведке, он не колебался. Ведь его кумиром был Герой Советского Союза Рихард Зорге.

Со временем в совершенстве выучил несколько иностранных языков, в том числе и такой трудный, как венгерский. За подвиги на невидимом фронте он должен был получить Золотую Звезду Героя. Но тогда нелегалам высшую награду давали, как Зорге, только посмертно. Анатолия Алексеевича наградили очень ценимым среди разведчиков боевым орденом – Красного Знамени.

За свою долгую жизнь Анатолий Алексеевич работал во многих странах. За границей он в основном представлялся бизнесменом, специалистом по недвижимости. Со временем стал настоящим докой в вопросах международного имущественного права. И даже издал монографию на эту тему. В качестве эксперта и переводчика Ларкина часто брали в зарубежные поездки наши высокие руководители. Но, к сожалению, они редко прислушивались к мнению специалистов.

К тому времени у полковника Ларкина уже имелся целый реестр на советскую собственность за рубежом. В базе данных, например, по Венгрии числились не только сугубо военные объекты, но и шикарные особняки в самых престижных районах Будапешта, дом отдыха на озере Балатон и даже здание редакции и типографии газеты Южной группы войск в самом центре венгерской столицы.

Анатолий Алексеевич не раз обращался с предложением своих услуг по возвращению недвижимого имущества за рубежом, принадлежащего России. Ведь он провёл большую работу по изысканию архивных документов, которые могли бы оказать помощь в деле возвращения России её законного имущества за рубежом. В последние годы собрал достаточную базу данных по объектам российской собственности за границей, но, к большому сожалению, она не является востребованной.

Основной причиной этого является пассивность к судьбе российского имущества за рубежом со стороны отдельных чиновников, которые, по существу, преследуют узкие ведомственные интересы, владея своей частью загрансобственности как бы втихую, а значит, бесконтрольно. С другой стороны, решением этой проблемы активно занимаются различные частные структуры, включая криминальные. Отсюда огромный пласт имущества, принадлежащего России, расходится по рукам, в результате чего российский бюджет теряет огромные валютные ценности.

Вот доклад Счётной палаты об итогах проверки использования госсобственности за рубежом. Картина оказалась неутешительной. В реестр федерального имущества занесено лишь 3% объектов российской зарубежной собственности. Дело в том, что наследство, доставшееся от СССР, находится на балансе различных ведомств, в том числе МИДа, Минобороны, ИТАР-ТАСС, РИА «Новости»… А у семи нянек, как известно, дитя без глазу.

Полковник Ларкин много раз предлагал чиновникам самого высокого ранга использовать собранные им сведения о российской собственности за рубежом в интересах России. Чаще всего они с умным видом кивали и соглашались в будущем рассмотреть этот важный вопрос. Но на практике ничего не делали. А в беседе один на один нередко просили подобрать лично для них хороший особнячок в хорошей стране. Когда же разведчик отказывался работать на частного дядю и говорил об интересах России, то ему цинично заявляли: «А нам наплевать на Россию. Своя рубашка ближе к телу».

Может быть, сейчас после январских указов президента дело сдвинется с мёртвой точки?

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»