История

Не говорите с морем на «ты»

Казалось бы, человечеству уже давно пора привыкнуть к тому, что зимой на нас «внезапно» начинает падать снег, а весной он же «вдруг» превращается в талую воду, которая из беззаботных ручейков вдруг становится злобными беспощадными и гибельными потоками. Сегодняшняя ситуация в Сибири и на Урале тому очередное убедительное подтверждение. Но всегда ли стоит винить в том лишь природу? А что же люди?

 Кто кого?

Конечно, если таковое наводнение случилось бы в каком-нибудь азиатском кишлаке посреди пустыни, то объяснить растерянность и беспомощность властей и терпящих бедствие людей было просто: для них таковое событие стало бы полной неожиданностью, к которой их никто никогда и не готовил. Да что там «готовил»… Жители степей или песчаных барханов вообще в жизни не только большой, но и обычной воды-то не видели. А чтобы с ней бороться на равных…

Другое дело – жители прибрежных городов, которые рождаются, живут и уходят в мир иной исключительно под рокот волн и шум прибоя. Вода для них – образ жизни, часть ежедневного бытия, кормилица и подруга.

Именно так думали и жители Голландии, веками добывавшие рыбу, морского зверя, ценные водоросли и т.д. в Северном море. Чем, собственно и жили в течение столетий. Конечно, соседство со стихией за эти годы многому научило голландцев: хотя бы тому, что у воды весьма капризный и строптивый характер и море может не только ласково бурчать прибрежным прибоем, но и рычать огромными цепкими волнами во время штормов.

Еще во времена Средневековья их далекие предки уже умели строить на берегах Северного моря защитные дамбы, которые в течение столетий надежно охраняли города и селения от морских течений, приливов и наводнений.

В ночь на 1 февраля 1953 года эта многолетняя уверенность сыграла с тысячами жителей побережья в страшную игру под названием «кто кого?» Внезапный ураган, зародившийся где-то над Северной Атлантикой вдруг одномоментно погнал миллионы тонн океанской воды в проливы Северного моря. Ветер, временами превышающий скорость в 150 км/час беспощадно срывал крыши домов, вырывал из земли деревья, сносил телеграфные столбы. Улицы, по которым еще вчера степенно прогуливались буржуа и их жены, превратились в ревущие злые реки, по которым в море сносило киоски, автомобили, заборы, на глазах не окончательно проснувшихся жителей превращающиеся в щепки, искореженное железо и прочий мусор.

А ведь это самое страшное за всю историю современной Голландии наводнение уже за несколько дней до трагедии стало посылать беспечным горожанам тревожные сигналы: с 29 по 31 января свинцовые воды Северного моря всё сильнее и упорно били в защитные прибрежные дамбы и уже тогда опытным людям было понятно: сама по себе эта атака не прекратиться, но… Власти, успокоенные патриархальным правилом: «дети – кухня – церковь», при котором ЧП считалось лишь  отсутствие в барах одного из двухсот сортов местного пива, заверили земляков в полной безопасности. Дескать, деды и прадеды наши жили в таких же условиях и ничего страшного: море пошумит-пошумит, да и перестанет! Власти ошиблись…

 Спасайте, кто может!

Под напором океанских потоков уровень Северного моря мгновенно поднялся более чем на 5 метров, без труда преодолев средневековые дамбы, более 50 защитных сооружений вообще были смыты в океан, через огромные промоины морская вода ринулась в города. Сотни прибрежных аккуратных черепичных поселений вместе с жителями сразу ушли под воду. А вода, вкусив первых жертв, пошла дальше.

Жители городов Бургхлуиса, Оутдорпа, Кортхене и Штеллендама оказались в смертельной западне: вода за считанные минуты поднялась до крыши их домов, под воду ушли даже высокие кирхи. Люди, бросая нажитое, карабкались на скользкую черепицу крыш, многие навсегда срывались вниз, кто-то сознательно прыгал в воду в надежде выплыть самостоятельно, но февральская вода и без того холодного Северного моря быстро забирала смельчаков в свои глубины.

Поднятые по тревоге военные и местные спасатели оказались не готовы противостоять стихии: не было должного опыта, не хватало техники, спасательных средств и т.д.

Осознав безысходность происходящего, жители начали спасать себя сами: многие из них были профессиональными моряками, и с морем были знакомы непонаслышке. В Картхене, например, несколько сотен местных рыбаков взялись за руки и живой цепью попытались остановить беснующиеся волны. Океан победил, увы, но подвиг этих людей до сих пор воспет в стихах, отлит в обелисках и остался в памяти тех, кто благодаря им, сумел спастись.

 Когда вода сошла…

Атака моря на собственное побережье вскоре остановилась. Вода, зло урча, откатывалась обратно, обнажая то, что ещё вчера звалось улицами, скверами, домами. Всё было завалено мусором, мертвыми животными и, увы, погибшими людьми.

После официальных подсчетов стало известно, что за ту страшную ночь на побережье Северного моря нашли смерть 1835 человек. Вода превратила в руины более 40 тысяч домов и различных сооружений. Полторы тысячи квадратных километров сельхозземель оказались заболочены солёной водой и стали непригодны для дальнейшего использования. С последствиями страшной трагедии в той или иной степени власти страны борются до сих пор.

 Страшная сказка на ночь

С позиции дня сегодняшнего в той далекой трагедии лично я вижу лишь один позитив: ни тогда, ни сегодня, ни одному голландскому чиновнику не пришло в голову утешать оставшихся в живых земляков баснями о том, что в их страданиях виноваты неведомые грызуны, якобы прогрызшие дамбу. В их головы не пришло, а вот в другие – хлынуло!

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»