Общество

Кто стоит за бесшумной «национализацией» успешного крымского отеля?

Семейным «Парк-отелем Порто Маре» в Алуште гордились местные власти, также его ценили и признавали и на федеральном уровне. Предприятие стало лидером отрасли в России. Признано трижды лучшим семейным отелем в РФ и награждено главной премией страны в области гостеприимства Russian Hospitality Awards. Но 29 апреля 2024 года настал «черный день».

Солнечным утром на служебном входе в отель появились люди с мрачными лицами в сопровождении группы поддержки в спортивных костюмах. Возможно, вломившись через центральные двери они уложили бы персонал на кафель с криками «Мордой в пол!», но отель был полон, и «маски-шоу» в центральном фойе неминуемо привело бы к панике и появлению видео в соцсетях. А так как огласка пришедшим была не нужна, то они прошмыгнули в менеджерское крыло, где отключили интернет, видеонаблюдение и потребовали от сотрудников сдать все электронные носители и печати, а также ключи от кабинетов.

На вопросы генерального директора и главного бухгалтера, возмущенных нападением и захватом, пришедшие отвечали сухо в стиле «Вам позже все подробно объяснят», а как мандат своих полномочий показали бумагу от правительства Крыма, в которой сообщалось, что отель отчуждается для республиканских нужд. Вызванная полиция захватчиками была утихомирена той же бумажкой и умчалась в свой райотдел решать, что же это было: захват по беспределу или законный отъем собственности.

Новая власть быстренько завладела электронными ключами, доступами к счетам и бухгалтерским документам и, захватив управление «Порто Маре», велела гендиректору и бухгалтерам убираться восвояси и больше не являться на порог предприятия, с которым еще вчера вечером они связывали свою жизнь. Менеджерам дали 24 часа, чтобы съехать из общежития, в котором некоторые прожили по 5-7 лет, строя карьеру.

День для «нападения» был выбран не случайно – впереди длинные майские праздники, и у «группы захвата» достаточно времени полностью перехватить управление отелем. Вдобавок «гоп-стоп» лишал прежнее руководство сделать копии всех документов, и они опасаются, что в бумагах может быть заварена такая каша, что позже невозможно будет доказать истинность тех или иных транзакций.

Из логики, изложенной в той бумаге, которую новая власть принесла с собой, получалось, что отъем отеля предполагается через выкуп его у собственников. На это у них не было ни одного основания, прописанного в законе. Также выкуп предполагает четкую технологию, которая не была соблюдена в нарушение законодательства. Поэтому смело можно утверждать, что по факту произведен захват, он же «отъем, без какого-либо выкупа».

При этом стоит уточнить, что отъем «Порто Маре» – не национализация предприятия. Национализация – это процедура, имеющая основание и утверждаемая депутатами крымского Госсовета. И об этом, естественно, стало бы известно до появления «спортсменов». А тут есть тайное обращение Министерства курортов и туризма Крыма к правительству Крыма с просьбой отъять отель у владельцев для нужд Крыма.

Национализация в Крыму случается. Дома, квартиры, бизнесы забирают у нехороших людей, которые либо высказываются против России, либо ведут против нее войну, либо тайно финансируют вооруженные силы Украины. Решения проходят через Госсовет и доходы после национализации поступают в крымский бюджет. Но к «Порто Маре» нет никаких идеологических и финансовых претензий. Предприятие градообразующее, учредители россияне, налоги уплачены, прибыль полностью инвестируется в «Порто Маре». То есть доходы целиком и полностью в крымском бюджете. Учредители оказывают финансовую поддержку бойцам, принимающим участие в специальной военной операции. Их помощь отмечена командиром медицинского отряда специального назначения «Урзус», в составе которого высококлассные специалисты: хирурги, травматологи, терапевты. Отряд выполняет задачи по эвакуации раненых с поля боя, оказанию первой врачебной помощи и эвакуации в лечебные учреждения того же Крыма. Что не так? Есть претензии – предъявляйте. Что такого могло случиться, что под угрозу поставлена инвестиционная привлекательность региона? Ведь если без суда и следствия отобрали «Порто Маре», то значит могут отобрать и что угодно. В таком случае Крым получается сильно рискованной инвестиционной площадкой. И никакие добрые отношения с властями не защита – у «Порто Маре» и грамоты, и дипломы, и благодарности от того же Министерства курортов и туризма, а вон как все закончилось.

А за четыре дня до прихода в «Порто Маре» ребят в спортивных костюмах президент страны на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей говорил о предсказуемости ведения бизнеса в России. Владимир Владимирович Путин сказал: «Государство будет и дальше поддерживать бизнес, чтобы он запускал перспективные проекты, наращивал вложения капитала, создавал новые рабочие места. Словом, действовал и в деловых интересах, и работал на повышение благосостояния граждан, на повышение благосостояния российских семей». Вряд ли В. В. Путин под поддержкой подразумевал то, что четыре дня спустя случилось в Алуште.

Естественно, учредители «Порто Маре» собираются судиться и, естественно, надеются на справедливый суд и уверены, что вернут свое, отнятое по беспределу, так как иначе быть не может. И беспокоит их даже не это, а то, что какие-то сильно заинтересованные в выкупе отеля (отъеме) лица совместно с отдельными представителями власти, готовыми преступить закон и от лица России творят беспредел, чувствуя себя совершенно безнаказанно.

Защищающие «Порто Маре» адвокаты Дмитрий Вадимович Чечерин и Арман Григорьевич Петросян уверены, что им удастся вернуть отель в родную гавань.

Редакция «Аргументов недели» будет следить за развитием ситуации.  

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»