История

Криминальное золото Дулевской фабрики

Имя русского химика Дмитрия Менделеева известно всему миру. Имя Равиля Невмятова – лишь следователям КГБ, но именно этому химику-недоучке удалось своим криминальным изобретением если не затмить открытия великого ученого, то уж наверняка максимально приблизиться к ним.

 

  Водка водке – рознь!

Еще школьником маленький Равиль обратил на себя внимание учителей совсем не детской любовью к урокам химии – предмету, не очень-то привечаемому его одноклассниками. Он с удовольствием оставался после уроков, колдуя в лаборатории с колбами и пробирками в то время как сверстники гоняли мяч на пустыре. Охотно мыл после опытов лабораторную посуду и буквально досаждал учительницу химии весьма неглупыми и обстоятельными вопросами. Та подробно отвечала на них, ставила пацана в пример остальным и частенько говаривала: «Мы все еще о нём услышим!» Слова оказались пророческими…

В школьной библиотеке юный химик перечитал все имевшиеся книги про алхимиков, особенно засаливая те страницы, где описывались их неудачные опыты по добыче золота. Со временем детское любопытство приняло форму недетской маниакальности: в узком кругу Равиль частенько говорил, что уж он-то обязательно научится «делать золото» из ничего. Одноклассники слушали и смущенно улыбались. Родители переглядывались и не перечили: «чем бы дитя не тешилось» — все лучше, нежели собак по улице гонять.

Со временем Равиль оборудовал в родительском сарае самодельную химическую лабораторию, где с упоением что-то смешивал, переливал, нагревал и взбалтывал. – «Смотри, осторожнее там, не сожги сарай ненароком!» – на всякий случай ворчала мать. Отец, прознавший от сына, что тот проводит опыты с какой-то безопасной «царской водкой», и вовсе успокоился, услышав вполне знакомый ему пролетарский термин. Так продолжалось почти 8 лет, мальчик повзрослел и скоро от слов решил перейти к делу…

 Как течет жидкое золото?

Невмятов в середине 70-х годов проживал в Орехово-Зуевском районе Подмосковья, где самым известным производством была знаменитая Дулевская фабрика фарфоровой посуды. Знаменито производство было тем, что его продукция расписывалась фабричными художниками вручную и с добавлением в краски жидкого золота. Количество драгметалла было мизерным, но самое главное – то, что вернуть его из этого состояния в привычный твердый слиток ни по одной технологии было уже невозможно. Это утверждение было многократно подтверждено и опытами, и заключениями именитых ученых, что крайне улучшало настроение работникам местного ОБХСС: хоть здесь-то воровать не будут!

Жизнь доказала, что опера радовались преждевременно и этот опыт над ними блестяще поставил именно химик-самоучка Равиль Невмятов.

Молодой энтузиаст стал присматриваться к работницам фабрики, которые работали именно с пресловутым «жидким золотом», которое к слову внешне скорее напоминало болотную бурую жижу, но никак – благородный метал. Наверное потому полуфабрикат на самой фабрике и хранился, и выдавался для работы без особого контроля, а остатки нередко просто выливались в сточную канаву.

Именно на эти обстоятельства «положил глаз» Равиль Невмятов, за восемь лет колдовства в родительском сарае умудрившийся таки изобрести уникальный способ превращения невзрачной бурой жидкости именно в полноценное золото! Путём многократных смелых опытов молодой человек умудрился из тёмной жижи добывать такого же цвета весомые слитки. Затем, обработав их т.н. «царской водкой» (смесь различных кислот), Невмятов получал уже вполне чистое золото, которое ни цветом, ни составом не отличалось от того, что делалось на государственных фабриках!

Поняв, что он открыл бездонную золотую жилу, Невмятов решил придать процессу контролируемый ход. Вскоре среди традиционных несунов прошел слух, что в городе появился какой-то сумасшедший ученый, который за приличные деньги охотно скупает бурую жижу-сырец. Невмятов и вправду не скупился: за пол-литровую бутылку он платил по 20-25 рублей, что в средине 70-х равнялось четверти зарплаты инженера! Слухи конечно просочились и в закрома местного ОБХСС, но … там, успокоенные мнением маститых химиков о невозможности обратного процесса просто пожали плечами: мало ли в городах сумасшедших? Очень скоро многие из оперов, теряя погоны за эту халатность, будут рвать на себе все, что возможно, но «поезд-то уже уйдет»: ведь Невмятов, купив по дешевке краденое сырье, после всех процедур вымывал из каждой бутылки от 12 до 17 грамм чистого золота, что в рублях уже стоило от 2000 до 2500 рублей!

  Жить хорошо! А хорошо жить еще лучше…

Процесс требовал расширения, чего без помощников сделать было невозможно. Несуны и мелкие хищные с дулевского склада были не в счёт: их мечты заканчивались с очередным «червертаком» от Невмятова. Сам же инициатор золотой аферы мыслил глобально: ему нужен был миллион и не меньше! А такой прорыв был возможен лишь при организованном массовом производстве, беспрекословном рынке сбыта и … повальном молчании.

Вскоре судьба свела его с местным художником Юрием Нечаевым, в творческой биографии которого помимо натюрмортов значились и две судимости за умелую подделку документов. После освобождения тот самостоятельно пытался освоить уже технологию криминального изготовления царских червонцев, за которые нумизматы, зубные техники и прочие теневики платили большие деньги. После недолгого знакомства собеседники поняли, что как раз искали именно друг друга. Ударили по рукам. И в ту же минуту из просто знакомых стали уже соучастниками тяжкого преступления.

Невмятов, уже к тому времени накопивший достаточное количество «самодельных самородков» и даже научившийся переплавлять их в аккуратные слитки, стал в новой организации главным поставщиком металла. Рецидивист Нечаев взялся за изготовление надежного пресса, с помощью которого из уворованного «рыжья» и надлежало отныне штамповать «подлинные царские» червонцы, чтоб мне так жить…

Работа шла трудно: не доставало элементарных знаний сопромата, математики, а одного энтузиазма хватало лишь на то чтобы раз за разом все опыты начинать заново. Пару раз придуманные конструкции даже взрывались, чудом не покалечив энтузиастов. Вскоре однако нужный пресс удался и по оригинальному золотому червонцу-образцу криминальный дуэт начал штамповать уже вполне себе достойные подделки. Необходимые надписи на матрицах гравировал художник-рецидивист, раз за разом улучшая качество подделок. В общем, процесс пошел!

Как подсчитали затем дотошные следователи, лишь с начала 1978 года по июнь 1980 года Невмятов и К° изготовили для продажи 1494 поддельных червонца, из которых 366 монет купил …родной дядя химика-новатора, отстегнув за них племяннику 182 тысячи 625 рублей. Оставшиеся «червонцы» на общую сумму в 620 тысяч рублей подельники собирались перепродать позже, сначала сполна погуляв на свалившееся к ним богатство. Не успели: в дверь уже стучали…

P.S.

  Тяжкое похмелье от «царской водки»

На самом деле дельцы уже давно попали под подозрение соответствующих служб: всплывшие на теневом рынке подделки из чистого золота всполошили не только мирно дремавший ОБХСС, делом занялся уже КГБ. О происшествии доложили лично Юрию Андропову. Тот даже выступил с сообщением на Политбюро, о чем, конечно, сами подельники не знали. Иначе бы сразу поняли, что судьба их уже предрешена.

Суд состоялся в 1983 году. Единственный, кого заседатели приговорили к расстрелу, оказался организатор махинации «века» — сам Равиль Невмятов. По логике советского уголовного права, это было сделать необходимо: ведь самоучка смог снова наладить то, что отрицали авторитетные ученые всех стран! Но пугало власти не это, а то, что значит этот процесс Невмятов мог организовать где угодно, а уж в лагере, да при поддержке местных паханов – тем более… Нет, нет, к стенке.

Нет, верно говорят люди: «Не всё то золото, что блестит…»

Поделиться Поделиться

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»